www.chinapro.ru / Интервью / Сергей Котов: "Россиян здесь тысячи"
Ваш e-mail:
Имя:
Фамилия:
еженедельная рассылка новости
Главная Тема недели Новости дня Видео Компании Люди Экспертиза Интервью Цифры Города Китая Блоги
Выставки Биржи Рынки Публицистика Что пишут Ляпы Фотогалерея Эксклюзив Жизнь в Китае (видео)
Сергей Котов: "Россиян здесь тысячи"
Антон Марамыгин, ChinaPRO
Интервью

Сергей Котов: "Россиян здесь тысячи"2

Олеся Демяньец
ChinaPRO, Гуанчжоу
10.11.2008 04:30

О жизни соотечественников, российском бизнесе и работе Консульства в южных районах Китая в интервью ChinaPRO рассказал Генеральный консул России в Гуанчжоу Серей Котов.



Как вы оцениваете итоги работы Консульства за последний год?

Наше консульство открылось в июне прошлого года. Менее чем за полтора года удалось с нуля организовать нормально действующее учреждение, в полном объеме начать выполнять все консульские функции. Поверьте, это было непросто.

Биография
Сергей Львович Котов родился в 1953 г. в Москве. В 1977 г. окончил Институт стран Азии и Африки при МГУ им.М.В.Ломоносова. Владеет китайским и английским языками. В системе МИД - с 1977 г. Работал на различных должностях в центральном аппарате Министерства, в том числе за рубежом. Выезжал в длительные командировки в КНР и Мьянму. С июня 2007 г. – Генеральный консул России в Гуанчжоу

Постепенно удалось наладить наше взаимодействие с органами власти провинций консульского округа, с различными организациями и отдельными китайскими гражданами, "обрасти" определенными связями. Шаг за шагом растет количество наших контактов с живущими и работающими на юге Китая гражданами России.

Есть позитивные сдвиги в торгово-экономической области. Мы не связываем это напрямую с нашей работой, но в чем-то мы на этот процесс повлияли. Например, российские представители теперь более активно принимают участие в выставочной деятельности, несколько увеличился товарооборот, например с провинцией Гуандун в 2007 г. он составил $5,7 млрд (рост на 85%). При этом пока китайский экспорт значительно превышает импорт из России и в целом далеко не соответствует потенциалу торгово-экономического сотрудничества, имеющемуся у сторон.

А что делается для развития деловых отношений между двумя странами?

Как уже было сказано, Консульство открылось лишь в прошлом году, поэтому настоящая работа в этом направлении только начинается. Как мы понимаем свои задачи в этой связи? Во-первых, и российские, и китайские предприниматели слабо представляют себе возможности друг друга, зачастую не знают особенностей ведения бизнеса в России и Китае. Наша функция – предоставить информацию, в первую очередь о нашей стране, помочь наладить контакты. Это не значит, что мы подбираем коммерческих партнеров - мы показываем направление, в котором нужно двигаться, объясняем, как это проще и разумнее делать.

Формы нашего содействия могут быть совершенно разными. Например, для российских предпринимателей, работающих в Гуандуне, мы провели круглый стол с участием руководства Центра внешней торговли Китая, который занимается организацией Кантонской ярмарки. Мы информируем российские организации и структуры, которые занимаются торговлей с Китаем или имеют потенциал для этого, о наиболее интересных проектах сотрудничества

Мы также участвуем в предварительной проработке целого ряда перспективных проектов на более высоком уровне "деловых отношений" - стратегическом, проще говоря – межгосударственном. Надеемся, что многое удастся реализовать.

Как в рамках своей компетенции Консульство поддерживает российский бизнес, например, занимается ли легализацией документов?

К выполнению функции консульской легализации мы приступили в марте этого года. Соотношение между легализованными китайскими документами физических и юридических лиц – примерно пятьдесят на пятьдесят, но абсолютное количество пока совсем небольшое – около двухсот. Причин такому малому показателю можно назвать достаточно, однако исходим из того, что здесь мы выступаем исключительно в качестве исполнителей – делаем столько, сколько требуется российским учрежденям, которым китайские организации или их российские партнеры представляют соответствующие документы для осуществления тех или иных действий в нашей стране. Мы только "за", если кто-либо находит и выбирает такой законный путь ведения своего международного бизнеса, который не требует легализации сопутствующих документов. Однако, на наш взгляд, такой бизнес существенно теряет в надежности. Поэтому, пользуясь случаем, вновь призываем российских предпринимателей уделять надлежащее внимание вопросу легализации документов ваших китайских партнеров, или, по крайней мере, их заверению в китайских нотариальных конторах при заключении сделок в Китае. Это не просто отвечает букве закона, но и поможет избежать недоразумений, а в случае возникновения спорной ситуации – при ее урегулировании.

Возможно ли отстоять свои интересы через официальные инстанции, если конфликтных ситуации возникают? Были ли положительные для российского бизнеса прецеденты в подведомственном округе?

Несомненно, это достаточно сложный для нас вопрос. Так как при всем желании помочь, должен констатировать, что Генеральное консульство не праве вмешиваться в споры хозяйствующих субъектов. Здесь мы полагаемся на объективность судебных инстанций КНР. Однако мы в праве вмешаться, если напрямую нарушаются права предпринимателя как гражданина России. Например, у нас в Гуандуне были случаи, когда недобросовестные "партнеры" изымали паспорта и брали наших граждан в заложники. А решать кто прав, кто виноват – не компетенция Генерального консульства.

Как юридически оформляет свое присутствие в Китае российский бизнес?

Наши бизнесмены не очень охотно рассказывают о юридическом статусе своих организаций. Надо полагать, что все же большая часть зарегистрирована как представительства гонконгских компаний, меньшая – как собственно компании. Многие организации без официальных представительств ограничиваются направлением в Китай своих дизайнеров и технологов, которых оформляют как своих сотрудников фабрики – исполнители заказов. По этой же схеме работают и некоторые российские туркомпании в Санья, чьи представители формально числятся сотрудниками принимающих китайских туркомпаний.

Как представлен российский бизнес в подведомственном Консульстве округе?

Точной статистики нет, но мы полагаем, что структура мало отличается от Севера Китая. Мы выступаем за развитие производственного сектора, не умаляя значение торгового. Конечно, мы бы хотели, чтобы активнее шел процесс по организации совместного производства, особенно в наукоемких областях, однако здесь мы не можем диктовать свои условия. Все зависит от выгоды. Наша задача, чтобы бизнес носил долгосрочный характер.

Можно ли считать, что пик деловой активности российского бизнеса в Гуанчжоу приходится на Кантонскую выставку?

Если говорить о пике закупочной активности, то да. На каждой сессии ярмарки заключаются контракты на закупку китайских товаров на сумму, превышающую $1 млрд. Это пик активности и для тех, кто занимается оказанием туристических услуг (бронирование гостиниц, заказ автотранспорта, трансфер и проч.). Здесь же неплохо могут выступить и консалтинговые, логистические и прочие компании. Что касается производителей товаров, ориентированных строго на российский рынок – для них самое обычное, а может быть, даже и не лучшее время.

Осенняя сессия Кантонской ярмарки прошла в новом формате, как это скажется на российском бизнесе?

По нашему мнению, новый формат ярмарки на российском бизнесе особо не скажется. Ведь по сути дела организаторы лишь разнесли по времени присутствие приезжающих бизнесменов. А в остальном - все по-прежнему. Скорее можно отметить рост количества китайских покупателей, допущенных на "импортную" часть ярмарки - с 6 000 до 8 000 человек, и увеличение экспозиционных площадей под ней. Хотя, по моему личному мнению, это лишь незначительно стимулирует присутствие здесь иностранных экспонентов.

С какими проблемами чаще всего обращаются россияне (и в частности российские бизнесмены) в Консульство?

Основное количество обращений связано с вопросами нотариата, обмена паспортов, ЗАГС и т.д. Что касается того, каких обращений больше, то понятно, что к услугам нотариуса прибегают чаще, чем, например, рождаются дети. Можно отметить, что достаточно часто обращаются по вопросам потери паспортов.

В урегулировании коммерческих споров, как я говорил, Генеральное консульство не участвует. В случае обращений с подобными просьбами, а это, как правило, предприниматели из России без постоянного представителя в Китае, мы обычно рекомендуем использовать помощь крупных российский компаний с представительствами в Китае, которые располагают немалым опытом в этой области.

Сколько россиян стоит на учете в Консульстве и сколько, по оценкам Консульства, в действительности проживает на территории подведомственного округа?

Вопросы о количестве граждан в консульском округе и количестве состоящих на учете вами разделены совершенно верно. На сегодняшний день у нас на учете состоит около 700 российских граждан, подавляющее большинство из которых (около 90%) приходится на города провинции Гуандун (в первую очередь Гуанчжоу и Шэньчжэнь, а также в меньшей степени – Чжухай, Фошань, Дунгуань, Чжуншань и т.д.). Далее с большим отрывом – соотечественники, работающие в провинции Хайнань (Санья и Хайкоу), задействованные преимущественно в индустрии туризма и услуг. Единицы зарегистрированы из четырех других провинций округа. Понятно, что поскольку постановка на учет осуществляется исключительно в добровольном порядке, эти цифры реальной ситуации с количеством россиян на юге Китая отражать не могут.

В обязательном порядке мы ставим на учет только тех граждан, которые обращаются к нам за теми или иными услугами. Случаев, когда сама по себе постановка на консульский учет принесла пользу гражданину, немного, но они есть, а значит, процедура уже оправдана. Люди не встают на учет, потому что не считают это необходимым, а кто-то даже думает, что это-де в какой-то форме может повредить его деятельности, поставит его под некий контроль с нашей стороны.

Относительно количества россиян в консульском округе в целом, то по идее следовало бы исходить из данных китайских компетентных органов, ведущих учет выданных виз. Но на практике этот подход пока не работает. Наши китайские коллеги, ведя подсчет проживающих здесь россиян, полагаются на количество выданных "разрешений на временное проживание". К примеру, органами общественной безопасности провинции Гуандун в прошлом году было выдано россиянам их в количестве чуть более 600. Однако ни для кого не секрет, что многие сограждане работают в Гуанчжоу, располагая в паспорте лишь визами категории F, а то и L, при этом зачастую тем или иным способом получают визы в других регионах Китая, в том числе и "разрешения на временное проживание". Все это, кстати говоря, китайскими органами безопасности считается нарушением китайского законодательства, и они просят нас напоминать об этом российским гражданам. Поэтому сейчас говорить о точных цифрах не приходится. Нас здесь тысячи. Нам нужно приводить правовое обеспечение своей деятельности в соответствие с требованиями китайского законодательства. И тогда мы сможем говорить о точных цифрах.

Как сейчас решаются проблемы с оформлением рабочих-виз и виз F?

Борьба китайских компетентных органов с нарушениями визового режима иностранцами привела не только к просьбам о помощи сограждан, уже попавших в беду, но и к обращениям руководителей компаний, представительств, старающихся надлежащим образом наладить свою работу, с просьбой разъяснить, прокомментировать требования китайских властей, может даже выступить посредником или защитником. Сейчас мы согласовываем с Управлением общественной безопасности Гуандуна сроки двусторонних консультаций по этой тематике. После этой встречи мы сможем дать комментарии по требованиям китайской стороны.

В целом же считаю необходимым подчеркнуть, что любое государство само регулирует, каким иностранным гражданам, на какой период и на каких условиях разрешить пребывание и работу на своей территории. Мы, к слову, также имеем право отказать в оформлении визы кому-либо, не объясняя причины. Но при этом нужно иметь в виду, что в целом подход к подобным действиям, как правило, осуществляются на паритетной основе.

Какие цели ставит перед собой Генконсульство? Каковы планы на ближайший год?

У нас есть ряд хороших, перспективных проектов в области торгово-экономического сотрудничества. Надеюсь, что удастся активизировать сотрудничество в области культуры и образования - это пока самое слабое место. Очень хорошие возможности есть для научно-технического сотрудничества. Планов много, не хотел бы пока говорить более детально, чтобы не сглазить.

Тема: Жизнь в Китае, бизнес в Китае, Кантонская ярмарка
Люди: Сергей Котов
Страны: Гуанчжоу, Гуандун, Санья


ПОХОЖИЕ СТАТЬИ
НОВОСТИ КИТАЯ      


 
 
БЕЗ СЛОВ: ВЫБОР РЕДАКЦИИ
Дом в огне
Дом в огне
Азиатские игры в Гуанчжоу
Азиатские игры в Гуанчжоу
Разный Китай
Разный Китай
Китайский гламур
Китайский гламур
комментарии
Иван 8 декабря 2008, 14:21:57
Не выдают нашему брату визы в Китай. Душат!
16 ноября 2008, 12:48:36
Pravilbno cdelali chto otkrili konsylbctvo v GZ - eto ochenb pomogaet!

Написать комментарий (правила)

Имя

E-mail

Комментарий

Текст с картинки
Если вы не можете прочитать текст
на картинке - нажмите "обновить"

Предыдущие статьи
ранее в этой рубрике


новости партнеров
Последние комментарии
ПОИСК ПО САЙТУ
Поиск
 
Яндекс цитирования    Контент этого сайта предназначен для людей старше 18 возраста.

RSS Редакция Реклама Наши баннеры

Система Orphus

© Деловой журнал ChinaPRO, 2005–2013
© ChinaPRO Media Group
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77–22970, от 20.01.2006 г.
© При использовании материалов гиперссылка на ChinaPRO обязательна.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях, а также за мнения, высказанные авторами публикаций и комментарии читателей.